?

Log in

No account? Create an account
entries friends calendar profile Previous Previous Next Next
December 9th, 2015 - Александр Борисович — LiveJournal
Началось всё с Карнавальной Ночи.
Это было такое хулиганство, порождённое 20-м съездом, в котором тов. Огурцов, реинкарнация тов. Бывалова из Волги-Волги, продолжает традиции старой сталинской бюрократии. Ну а задорные комсомольцы с ним, понятно, конфликтуют, выражая протест против всех, в ком старая жизнь сидит, песнями и плясками.
В общем и целом это весёлая и добрая бытовая комедия, в которой роль Барбары Стрейзанд Брыльски исполнила Людмила Гурченко. Пересматривая годы спустя эпизоды этой добротной работы, мы с одним моим остроумным собеседником пришли к выводу, что самым вменяемым, ответственным и взрослым человеком на этом празднике непослушания был тов. Огурцов в исполнении Игоря Ильинского - он первым обнаружил безобразие, стал принимать меры и немедленно информировал начальство, которое, как известно, ужасно не любит узнавать новости последним.
Тема новогоднего опьянения в "есть ли жизнь на Марсе" раскрыта вполне, всё это будет позже использовано.

Был ещё "Зигзаг удачи", в котором вроде рецепт новогоднего чуда тоже раскручен, и все были готовы к финальному примирению и счастью, но как-то не задалось. Запомнилась игра Евстигнеева, этакого сардонического демагога, лихо осёдлывающего ситуацию, режиссёра прямиком из "Берегись автомобиля". Но фильма почему-то никто не помнит.

Ну и, конечно, "Ирония судьбы".
Суть фильма - развитие человеческих отношений от открытой неприязни, даже брезгливости, до любовной симпатии, показанное на чрезвычайно сжатом отрезке времени в концентрированном виде, причём так, что все значимые детали оказались видны. На театре жанр пьесы-двойки (любовных отношений двоих) чрезвычайно сложен, потому что непонятно, что же играть в каждый конкретный момент. Обстановка камерная, замкнутая; да, приходят и уходят какие-то люди, вокруг тонут Титаники, вроде бы куча событий, но реально имеет смысл только то, что происходит между двоими - что они чувствуют, какое душевное движение шевельнулось в данный момент, как один понял другого и ответил ему. С т.зр. постановщика и актёров - постоянный вопрос - а что происходит с героями? Сцены с Лукашиным и Надей - это самое интересное, что удалось сделать Рязанову, фокус зрительского внимания только на них в течение огромного количества экранного времени, и в каждый момент что-то да происходит.
Да, для зрителей из младшего класса - смешной анекдот, куча реприз, что вот, знаете, один мужик выпил (уже смешно), потом попал туда-то, потом там какая-то другая баба, и проч., ха-ха... А реально второй план кино - совсем о другом.
Да, конечно, и тема Огурцова, который обернулся Ипполитом, дана уж не в таком совершенно гротескном ключе, как в Карнавальной ночи, ему автор позволил в конце фильма стать не забавным сухарём, а чем-то вроде трагика, которому доверен весьма важный монолог - а что же, собственно, произойдёт с героями потом.

И мы чувствуем, что ничего хорошего не произойдёт.
Но добрый Эльдар Рязанов нам этого не показал. В "Жестоком романсе" он досказал историю, а тут не стал.

Спасибо Вам, мастер.

Tags:

Leave a comment