Александр Борисович (alex_mukhanov) wrote,
Александр Борисович
alex_mukhanov

Categories:

Синеглазая сестра Белоруссия

Вот, еще раз по волне моей памяти.
Осенью 1969 года я загремел в смоленскую областную больницу №2, детское отделение, чего-то там подхватил в детсадике. Я помню, как мы с папой ехали во львовском покатом автобусе на заднем (моём любимом) сиденье, какой дождь лил весь день во время моей сдачи в приёмное отделение, и как отец надел на меня свою куртку.
Тяжкие и малоприятные больничные процедуры освещаются ярким и тёплым воспоминанием, сейчас расскажу.
Когда тебе 4 года и ты в больнице, и в разновозрастной палате, то тебя обижают. Ну уж так устроены дети, что они бьют и унижают младших и других слабых, это залог их выживания в первобытной обезьяньей стае, так меньше конкурентов за еду остаётся. Ну и вот, я это всё терпел-терпел, но однажды прорвало.
Моя кровать стояла у выхода, а дверь была всё время приоткрыта, чтоб сестра в коридоре могла слышать, чего там в мальчишьей палате происходит. В коридоре стоял шкаф, а на нём радиоточка ценой 5.50 р., которая вещала, начиная с 6 утра, грозным объявлением Гимна СССР. Последним её выплеском был выпуск "Новостей дня" в 23.50. Это когда сначала музыкальная отбивка, а потом Балашов говорил - "Передаём выпуск последних известий". Ну под Левитана, ясно.
И, значит, настало 23.50. Я не сплю, лежу, слушаю Балашова. И вот, когда он возгласил название передачи "В последний час!" голосом строгим и торжественным, я, глядя на желтые косые лучи света из коридора, лежащие на полу, вдруг осознаю, что это на самом деле - мой последний час. Это вот он настал и скоро я помру здесь, затурканный старшими. И зарыдал.
Ещё такая мысль была - а придут ли мои родители ко мне, ну уже после последнего-то часа? Зачем тогда я им нужен, нового сына заведут, раз этот помер, и от этого стало ещё горше.
Незаметно уснул.
Утром в палате ко мне подошёл мальчик, имя которого я запомнил на всю жизнь. Олег Красаровец, по национальности он был белорус, приехал из... Гродно, кажется, с родителями погостить к родне, и загремел здесь в больницу. Семья небогатая, вскоре уехала, Олег тут остался, лежит себе. Ему 8 лет было.
Он сказал мне - "ничего не бойся". Потом подошёл к моим обидчикам и говорит - это мой младший брат, его не трогать, если что, буду его защищать и бить вас.
Дальше меня никто не трогал.
Приходят мои родители, приносят передачу (какое же тюремное слово), спрашивают, чего да как. А я им сразу - а у меня старший брат здесь лежит, знаете? Родители переглянулись. Да-да, старший, звать Олег, фамилия Красаровец, и почему не Муханов? Они принесли конфеты "Золотой ключик", от которых, признаться, вытягивало все пломбы, и ещё печенье "Пятачки", круглые такие, и ещё с кружком посередине, типа солнышко. Я всё это сгрёб в охапку и положил Олегу на тумбочку, ведь ему никто передач не носил.



У него были синие-синие глаза; мы тогда не знали слова "блондин" и говорили "белобрысый".

ЗЫ. До войны Смоленская область была Белоруссией.
ЗЗЫ.В названии - отсылка к "Вальпургиевой ночи" Вен.Ерофеева, использовавшему официальный штамп тех времен, иногда нелишне уточнить.
Tags: Дети, По волне моей памяти
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 29 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →